Страницы

Маски

 

На мастерской через телесную работу и создание Маски будем снимать с себя мешающий образ

Маски - это древний способ управления состояниями. Позволяет либо быстро войти в определённое состояние, либо с ним расстаться, "снять" его с себя.

У нас, в Веджене, регулярно проходят встречи, посвященные отпусканию, вычищению мешающих душевных состояний. Маски - они же личины, обличья. Не очень приятные ассоциации с этими словами? А они в нас есть. И маски помогают отделить себя от тех обличий, в которых мы живём и проявляемся, но которые уже осознаём или ощущаем как мешающие. Отделить и убрать их из своей жизни навсегда.

На терапевтической встрече маска, получившая точное имя, и которую искренне хочется уже сбросить, убрать из своей жизни, очищает не слоями, а так, будто сразу сняли целиком всю старую омертвевшую кожу. Ведь маски, которые мы носим, личины - это то, что искривляет движения души, мешает душе нашей проявляться радостно и свободно. И так здорово бывает от этого избавиться! Так меняется жизнь после этого!

Встречи строятся по-разному: бывает, что маски делаются участницы под их личный запрос, бывает - по определёной теме. Успех неизменен, в любом случае :-)

Вот что говорят участницы встреч о своих впечатлениях и изменениях



"Видимо маска настолько давно, настолько плотно во мне сидела, настолько выгодно было ее носить, очень удобно что-то надеть и самой ничего не делать, миру только предъявлять. Для меня это была сложная работа. Ухожу с новым состоянием. У меня было очень странное ощущение, когда я ее сняла, как будто, это вообще была не я. Такое ощущение, что она снимается с кожей. Очень сильное состояние. Все ушло, еще правда дочищу, чтобы совсем ушло. Основное я увидела."


"У меня такое чувство, что я сегодня сбросила то, что меня уже давно сильно тяготило. Я уже чувствовала, что мне это не нужно. И вот сегодня я очень чётко чувствовала в себе что-то такое мужское, которое проявляется в мир. Увидела, как это выглядит. Хочется быть женщиной, а проявляется мужик, причем он мне не был симпатичен абсолютно. Мне очень нравится, что я с этим рассталась. Спасибо большое."


"Те состояния, которые поднялись и то, какая получилась маска, и то, как я в ней себя чувствовала, это настолько все похоже на мою жизнь, просто один в один. Это очень сильно, конечно. Я вообще за то, чтобы Маски были чаще... Настолько все мощно поднимается и я прекрасно понимаю, что маска на лице есть видимо еще не одна, и мне хочется снять побольше, потому что ходить вот с этим ужасом не хочется. И когда меня трогают, а я не чувствую, это как шубу будут гладить на мне. Хочется общаться, общаться по душам, а получается не часто. Я просто знаю эти краткие мгновения, когда души открываются, и все-таки общаются такие как есть, и это настолько ценно, это настолько сильно, что ради этого стоит снимать все, что мешает. Я ухожу очень довольная. Мне было страшно снимать маску, потому что привыкла к ней, и не знала, как я буду действовать без неё. А мне теперь хочется попробовать по-другому. Спасибо всем большое."


Гала: "В этом месяце у нас в Веджене прошла мастерская "Маски", она пару лет уже не проводилась и меня поразило - как сейчас глубоко идет работа в нашем кругу!

Маски - это древний способ управления состояниями. Позволяет либо быстро войти в определённое состояние, либо с ним расстаться, "снять" его с себя.

По новому увиделись маски, не только как мешающие образы, но и как помогающие, т.е. все наши маски для чего-то нам нужны, они помогают нам выживать, но для жизни их требуется снять и для этого нужна определенная сила духа. Снять маску и увидеть - а что там под ней? Что я прячу, что скрываю? Что пытаюсь показать внешнему миру (а он мне не всегда верит, видя маску, часто считывает то, что под ней и я удивляюсь  - почему ко мне так относятся?)

В общем маски это действительно очень сильный способ работы со своими состояниями, но, как и во всей очистительной работе - часто это только очередной шаг по Пути:)

В данную мастерскую мы решили в самый первый вечер добавить еще и телесную работу, а во вторую встречу, кроме завершения образа маски для полноты образа мы попросили участниц принести и одежду, подходящую к маске, так что занятие состоит из двух вечеров с 19 до 22, мы, правда, отыгрывая маски во второй день разошлись уже очень поздно, после 22х, настолько увлекла нас эта работа.

Наградой мне, как ведущей, стало то, что лица всех участниц в буквальном смысле этого слова просветлели! Это было очень заметно и участницами, и мне."


Мне повезло увидеть у себя на целительской мастерской "Маски" женщину, выросшую в закрытом городе.
Вернее, когда она пришла на маски - я этого не знала, но оно, как обычно, выходит "само".
Изначальный запрос там был про "не слышат, нет сил". Мы провели работу по телу, сделали маску. И в какой-то момент участница стала рассказывать про свое детство. Про закрытый городок, в котором она выросла. Про то, что, когда над городом проходил спутник у них это называлось "час тишины", детей прятали в домах, и любыми правдами и неправдами заставляли молчать. На улицах не должно было быть движения, в домах не должно было быть ни звука... Это было не так давно. Всего лишь в 80х годах прошлого века.
Впитанное с молоком матери "не издавать ни звука", молчать, играет плохую роль в уже взрослом возрасте.
В общем, все мы родом из детства... 
Надеюсь, после снятия этой маски, ей станет легче жить и говорить, и ее, наконец, услышат.


Аня: 

Раньше я не любила Маски. Точнее, недолюбливала и побаивалась именно заключительную часть мастерской, отыгрывание.
"Вот блин, стоишь как дура перед всеми, а они говорят гадости и ржут" и "скорей бы это прекратилось".
Отношение стало меняться после убирания маски "морда кирпичом" - она-то как раз и вылезала в ситуациях, которые хотя бы отдаленно напоминали ситуации публичных насмешек. На нее перешло напряжение, и уже на следующих Масках на летнем выезде в Агалатово потихоньку стало получаться на отыгрывании быть в искреннем состоянии (а не в глухой обороне), слушать и слышать, что говорят, прислушиваться, как это во мне отзывается, откликаться, и происходило чудо - как по ниточке, за это получалось вытянуть-выпустить скопившиеся боль и напряжение. И на душе становилось намного легче и светлее.

Конечно, убирание масок не превращает нас в белых и пушистых зайчиков (муа-ха-ха:)) и не лишает способности защищаться, оно дает возможность быть гибкими и самим выбирать варианты поведения, больше подходящие в данных конкретных отношениях, в данной ситуации, быть не жесткими, а чувствующими и живыми.

У нас снова были Маски с Галой. Снова в Агалатово:), теперь - зимний выезд! И снова происходило чудо, когда через маску проявлялись истории, породившие сегодняшние напряжение и боль, истории, в которых завязались узлы, а с помощью внимания ведущей и группы и искренности участницы удавалось развязать, распустить напряжение.

На закрытии уже не первый раз Маски сравнивали с расстановками. Конечно, это не расстановки, у масок все-таки задача больше терапевтическая, но внимание и искренность, открытость делают удивительные вещи: становится видно то, что было скрыто, и что особенно полезно и приятно - становится видно и понятно, что делать дальше, какие конкретные шаги можно и нужно предпринять для изменения ситуации.

И личное достижение: похоже, я потихоньку приближаюсь к тому, о чем рассказывали Арида и Майя - что открытость может быть разумной и, о боже, управляемой! У меня раньше "по умолчанию" стоял режим "ВЫКЛ", с большим трудом и кучей условностей можно было сделать "приоткрытость" - немного и осторожно открыться в общении тет-а-тет, ну и был "аварийный" режим, когда, что называется, "прорвало", он включался сам собой. Теперь у меня получается открываться произвольно, по своему решению! И в случае Масок, это приносит и пользу, и облегчение.

Большая благодарность за эту встречу Гале и всем участницам!


Хорошая девочка (подвид послушная).

На выходных у нас была мастерская "Маски" в Санкт-Петербурге, и один образ, вышедший на маске у одной из участниц, зацепил меня своей простотой и невидимостью. Это не маска горя, которая ложится печатью на лицо и от нее веет необратимостью. Это не маска обиды, когда на лице застывает детское выражение и губы при разговоре обиженно кривятся, как у ребенка.
Такие маски носят большое количество наших девочек, девушек, женщин. Они всегда вежливы, участливы, они всегда найдут доброе слово, всегда выслушают, мило улыбаются. И в жизни у них обычно "все хорошо", хорошая работа, множество увлечений, иногда даже есть своя семья - муж, дети, но у многих хороших девочек - родительская семья, так и остается - главной, если не единственной. Они прекрасно учатся, заканчивают институты, на них не налюбуется начальство....
А знаете, что они делают, когда им больно?.. Они улыбаются.
Ведь им нельзя, ни в коем случае нельзя выражать свои чувства прилюдно. Они не могут, просто не имеют право грузить своими чувствами окружающих, они не могут выражать их ярко, как смех, так и слезы. Рядом с ними спокойно и ... немного холодно. Потому что за эту доброжелательно улыбающуюся маску часто не проникнуть. Они боятся вас побеспокоить, эти хорошие, послушные девочки, часто готовые сделать многое для вас, они ничего не просят для себя... Они все ждут, ждут, что кто-то услышит их душу, тихонечко плачущую за этой стеной из Послушания.
Кто с ними сделал это? Кто из горячей живущей души сделал удобную куклу? Часто, для этого не надо особых усилий, многие, родившиеся в СССР прекрасно знали, что мама-папа-бабушка заняты на работе, и сад это необходимость. А в саду? Что в саду... в саду в группе 30 детей. И воспитателю, какой бы он не был человечный, проще, когда все дети спокойны, когда в группе тишина, нет никаких криков, ни радостных, ни печальных. И используются любые способы для достижения этого результата. А дома, после сада, уставшая мама, которая тоже просит не кричать и не бегать, и не плакать, и не... конечно, маме надо помочь, девочка же любит свою маму, которая так много работает, хорошо, если у девочки, есть отдушина в виде летнего отдыха где-то, где есть свобода, у любящей бабушки, к примеру... а если его нет? Как достать девочку из-под маски? Как показать ей, что она живая, и может чувствовать, и эти чувства могут быть разными.
Я очень надеюсь, что мастерская "Маски" хоть немного помогла в этом трудном и нелегком пути к себе.
И, когда я думала об этом, мне попался наш русский сериал по роману Т. Устиновой "Отель последней надежды", в самой первой серии - та самая выросшая Хорошая и Послушная девочка, которая ни в коем случае не может доставить неудобство другому человеку своими чувствами, перед вами главная героиня этого романа. Может быть кто-то из вас узнает себя со стороны?
https://yadi.sk/i/enHC4e_qyGVWP



Я на встрече по Маскам участвую уже не первый и не второй раз. И даже не третий. Так вот таких Масок, как получились на природе в это время, не было еще ни разу! Одна из участниц сравнила их с Узорами, и я с ней соглашусь - мне тоже приходили в голову такие же параллели. Отыгрывание масок было очень ярким, сильным, глубоким, искренним. Разворачивались жизненные истории, выпускалась та боль, что держит маску, и маска отправлялась на костер. Состояние менялось сразу, безусловно, все-таки такая мощная поддержка от стихий и от круга - это сила. Но менялось не только состояние - уже буквально через день-два участницы стали писать о том, что происходят радующие и удивляющие изменения в жизни!

Я не буду сейчас выкладывать отзывы (ощущение, что они очень уж свежие, пусть хотя бы 40 дней пройдет, заодно, может, еще кто-то захочет обнаруженными изменениями и своими впечатлениями поделиться), скажу только, что Маски - это ве-ещь, все же древнейшие технологии. 


А.: "Задалась вопросом, а вот как я могу отследить, что моя маска, которую я делала зимой, ушла?
Те, кто были недавно на Сказе, помнят - мне нужны четкие критерии, ясно читаемые ответы, да - да, нет - нет и пр. Т.к. тонкие ощущения - это, безусловно, прекрасно, но хочется чего-то более ощутимого и понятного.
Зимой я снимала маску "морда кирпичом". 
Обратная связь от группы с маской на мне была примерно такой: "если на расстоянии это выглядело несколько забавным, то вблизи - довольно сильно пугающим". 
После того, как я задала вопрос, от мира пришел забавный ответ: вчера ко мне не побоялись подойти и предложить прочитать кришнаитскую литературу:)))) (честно говоря, уже не помню, когда ко мне подходили с подобными предложениями, да еще на расстояние вытянутой руки, последние лет 10 мое "литсо в кирпиче" надежно всех держало на расстоянии)."



К.: "Маска моя называлась «Недотрога».
Заключалась она в том, что общение мне хотелось свести к минимуму. Мне хотелось передать информацию и уйти, забиться в свой угол и выждать, чтобы ко мне никто не подходил. Мне хотелось полностью закрытого, глухого состояния. Каждый взгляд, даже доброжелательный, ощущался колючим, неприятным, отдавал в живот. Каждый раз поднимался испуг – это ты сейчас такой добрый, а потом удар в спину нанесешь.

Вышла она глухая, полностью закрытая и идеально ровная. Была бы возможность, она бы запаяла меня всю, наглухо.

Иногда мне казалось, я в нее кричу. Неделю между встречами я приезжала домой, надевала маску и лежала в темноте. Так было очень хорошо, спокойно. Я могу в нее поплакать, покричать. Никто не увидит, никто не узнает, никто не услышит. А маска от крика только тверже станет, уплотняется.

Это вроде кокона, барьера между мной и всеми. Всеми, кто когда-либо обижал и мог обидеть. Идеальная броня и защита.

Когда маску отыгрывали, под ней обнаружился Мраз. Очень такой натуральный, сильный. Я его всегда боялась выпускать. Из-за него, мне кажется, я была такой бронебойной, из-за него появилась такая маска – чтобы опасное не выпустить. Чтобы не проявить никакое свое чувство и действие, опасное или нет – распространялось это вообще на все мои проявления.

Маска была очень яркая, как ядовитая змея. Ее назначение – «не проявление меня для защиты близких и окружающих». Ну и цвет – отпугивающий, все правильно. Иначе то что под маской вас убьет.

Я сняла маску, а через месяц убрала Мраза.

Изменилось мое состояние. Однозначно стало легче не прятаться. 
Например, когда я была в отпуске, моя подруга решила, что раз уж я больше ее зарабатываю, то наши расходы можно делить 1 к 3 или вообще полностью списывать на меня. В конце концов я начала показывать зубы и пояснять, в чем именно меня не устраивать такое положение вещей. Я даже смогла достаточно четко донести до нее, что да, я в какой-то момент позволила тебе это делать и не проверяла, это моя вина. Но ровно с этого момента я начинаю дублировать расчет и не постесняюсь разложить по полочкам твои урезания. Хватит дурить меня и прикидываться.

Раньше – возможно промолчала бы.

Еще я проявляю себя так, как не проявляла никогда. Последние 1,5 недели вынуждена была работать в большом напряжении, в том числе и по выходным. И я впервые за 13 лет сорвалась. Наорала на целующуюся парочку в метро, подергала девушку за волосы, вышла, села, разрыдалась. Опоздала на работу, очень четко донесла до недовольного руководства, что если их что-то не устраивает – они вольны работать в выходные сами, без меня, выслушивая истерики заказчика. В среду отбила и достаточно жестко попытку повесить на меня оговор от клиента, не разобравшись.

И я знаю, что это вроде и дурь. Что есть перегибы. А с другой стороны – я не позволяла себе этого никогда. Я не знала что такое – когда из меня идут чувства. Я и обуздать их сейчас не могу, потому что такого не было никогда. Поэтому все что происходит я принимаю. Принимаю, осознаю, разбираю. Пытаюсь понять и почистить то, что прет на этой волне.

У меня есть такое сравнение по ощущениям, как будто ты долго не видел света, а теперь ты посреди залитой солнцем поляны и он отовсюду бьет в глаза и нужно привыкнуть, нужно освоиться, чтобы он не бил по глазам, не пугал и не ослеплял."